среда, 3 августа 2011 г.

Остров посреди бесконечности или русские девушки глазами боливийцев


    8.00 Утро понедельника. Выбираюсь из под четырех одеял, натягиваю джинсы, толстовку и нехотя выбрасываю себя в холодный мир. Снаружи, за пределеами этой комнаты, оживает горный Ла Паз. На перекрестке, что расположился прямо под моим окном, спешат и торопятся люди: chollitas в забавных котелках и с баулами, полными товаров, такстисты, оставившие автомобили поблизости и с аппетитом уплетающие горячие empanadas, запивая содой и при этом успевая charlar со своими коллегами. Продавцы в лавках неподалеку раскладывают товары на все случаи жизни, как-то громадные медные тазы и ведра, дешевую технику от неизвестных брэндов, пиратские BluRay по 20 Bs каждый (80 Руб) и прочее прочее прочее...

  
   Начался третий день моего пребывания в столице. В этот раз ночевал дома у моего друга и коллеги Адольфо Чипана. Этот субъект стоит отдельного повествования. Имя его Адольфо, но все зовут его просто Чипа. Боливиец по происхождению, Чипана по окончанию школы в Ла Пасе уехал учиться в San Petersburgo. Причем в тот самый San Petersburgo, что вот уже 307 лет стоит на берегах Невы. За это время овладел русским языком... да и сам стал русским. Говорит, что оставил свое сердце в Питере. Когда на очередной фиесте начинаем с ним говорить по-русски, признается, что в России были самые классные девушки. "Там, понимаешь, приходишь в клуб, а девушек намного больше чем парней, и все танцуют! И все - кляссные! По-испански это ЕДА..." - и делает жест, будто бы съел что-то очень вкусное. Как-то раз мы гуляли большой компанией и на дискотеке заказали водку. Потирая руки, Чипа сказал: "Давай, синок, как в старые добрые времена!"  Было одновременно и смешно, и как-то приятно, что этот человек жил в той же стране, что и я, и нас это объединяет. Он вечно меня называет "сынком" - наверное, потому что у нас большая разница в возрасте: мне всего то исполнилось 23, а ему стукнуло уже 30. Но этой разницы никто не замечает: во-первых, он внешне максимум на 25 тянет, во-вторых, на уме то же самое, что в 20-23. Ну вобщем, такой у меня друг Адольфо Чапаев.
   
 С самого утра я хочу двинуться в путь - а именно в сторону озера Титикака.  Как я и предполагал, дома все спят, за исключенем мамы семейства - сеньоры Эсперанзы. Если перевести ее имя на русский, то получится "тетя Надя". Ну так вот, тетя Надя готовит завтрак на кухне. Я захожу, чтобы попрощаться, но добродушная женщина усаживает меня за стол. Пока я уплетаю galletas (печеньки) с какао, сеньора Эсперанза смеясь рассказывает разные случаи из своей жизни: про то как когда-то ездила с мужем навестить сына в Петербург и как при этом поразила ее северная столица, про то как они устроили латиноамериканскую фиесту в общежитии питерского Политеха и позвали всех друзей и знакомых, про то что оказаться на противоположном полюсе было для нее чем то невероятным. Я сижу и киваю головой, поражаясь тому, насколько открыт мир для путешествий.
 
  Я никогда не думал, что все так просто. Стоит купить билет и через пару часов/дней - ты в другом городе, стране, часовом поясе, полушарии наконец. Конечно же, цена билета - вопрос не последней важности, но ведь на другой чаше весов - твои мечты. Мы живем в то время, когда мир активно открывает свои границы. Время занавесов и виз сопротивляясь постепенно уходит.

 
   Какао допито и нужно двигаться вперед. Беру яблоко, запихиваю в рюкзак, благодарю тетю Надю и закрываю за собой дверь. Поймать такси в Боливии в любое время суток не представляет проблемы, при этом цены на эту услугу достаточно лояльны. Максимальный тариф для того чтобы проехать из одного конца города в другой может составить 120-150 рублей. Итак я на автобусной станции и ловлю первый автобус на Копакабану. Автобусы работают по расписанию, и приходится ждать. Наконец комфортабельный красавец типа ПАЗик появляется на горизонте. Я занимаю свое место у окна и скрестив пальцы жду, что никто не сядет рядом. Мольбы мои услышаны, соседнее место свободно, мы отправляемся в путь... Всю мою дорогу слушаю Bon Iver. Настроение... Сложное. Смотрю на людей вокруг, на меняющийся пейзаж, вспоминаю, что то из предыдущей жизни... Когда улетал в Боливию, мама сказала: "Я тебя представляю песчинкой в этом огромном мире, и ты где-то там, на другом конце света..." И вот прошло 3 месяца с того самого момента, когда я улетел из Уфы, и я действительно почувствовал себя песчинкой. Я вдруг сильно и ясно осознал, кто я такой. Осознал, как важны все события и люди в моей жизни. Каждый человек что-то в нее внес, что-то изменил во мне,  породил какую-то идею. Переживая эти чувства, невозможно обижаться на кого-то. Даже наоборот, хочется сказать что-нибудь хорошее и улыбнуться. Ощущение очень странное. Виною тому и Bon Iver, и мой меланхоличный характер. Кто-то скажет что я просто расклеился и дал слабину, я скажу, что это самое сильное переживание, наполнявшее и питавшее меня в течение последних трех месяцев. Мне кажется, я открываю в себе доверие к людям, по крайней мере, мне хочется в это верить.

  По дороге в Копакабану заезжаем в музей с руинами Тиуанаку. Я не особый любитель музеев и старины, но галочки ради прогуливаюсь по развалинам, делаю парочку фотографий и интересуюсь у хранителя музея о его делах. Встречаю множество туристов - большинство из Америки. Также попадаются европейцы. Русских не встречал ни разу. Стоит заметить, что достаточно много туристов путешествует по-одиночке. Чаще всего это студенты на каникулах или "почти студенты". В Америке очень часто молодые люди по окончании школы в 20-21 год и перед поступлением в университет едут путешествовать по другим континентам. По дороге из Тиуанаку в Копу разговариваемся с немцем Стефаном. Перед тем как пойти учиться в ВУЗ он предпринимает тур по Латамерике. При этом Стефан в свои 20 владеет немецким, английским, испанским и французским; жил и учился в США, Испании; работал в течение года... в Таганроге.
"Куда думаешь поступать?" - спрашиваю я его.
"Хочу учиться на Международной Политике и Экономике в Питере. Только уровень языка у меня достаточно низкий, чтобы брать курс на русском!" - отвечает он.
"Ну так ты на английском курс выбери" - настиваю я.
"Нееет, хочу на русском. Твоя страна - очень перспективный рынок на сегодняшний день. Поэтому хочу знать русский язык. А выучить язык можно только живя в стране, на этом языке говорящей!"
  Дорога до озера долгая и большую часть времени едем, сопровождаемые холмистым пейзажем. Наконец вдали открывается вид на озеро. За три месяца пребывания в Боливии, это первый крупный естественный водоем на моем пути. Непонятно почему, но ощущяю себя в России. Оставшийся час едем вдоль озера. Дорога петляет. После переправы в городке Текина, продолжаем наш путь. Дорога начинает взбираться в горы. Едем по серпантину. Слева - гора, справа - обрыв. На резких поворотах захватывает дыхание. Порой становится жутко от скорости на такой высоте и таком профиле дорог. Пейзаж за окном усиливает ощущения. Порой на холмах можно увидеть пасущихся лам. Эти милое создание с пушистым мехом и маленькой головой на длинной шее очень грациозно и при этом очень пугливо. Ребенок ламы - это вообще пушистое четвероногое чудо с огромными выразительными глазами. Их разводят для меха и  мяса, а также как транспортное средство: человека лама увезти не сможет, а груз - без особого труда. Изделия из альпаки (меха лам) очень теплые и аллергенные. Мясо ламы считается деликатесом.



 
  Наконец мы въезжаем в порт Копакабана. Многие скажут, что Копакабана - название пляжа в Рио и будут правы. Но историки утверждают, что португальцы получили это название в подарок от испанцев - завоевателей нынешней Боливии. Городишко небольшой, и все что у него есть это туристический сервис. Копакабана просто кишит грингосами. На берегу из кафешек доносятся фразы на английском, французском, итальянском языках. Оказываясь в таком месте - забываешь в какой стране ты находишься. Я же в любых своих путешествиях стараюсь проникнуть в суть традиций страны, почувствовать, что чувствуют обыкновенные люди, узнать о чем они думают. Поэтому оставаться в Копакабане надолго желания нет.

  Я приезжаю в портовый город поздно. Солнце при мне садится за  горизонт. Озеро начинается светиться оранжевым цветом. Пляж наполняется туристами, с цветастыми бэкпаками и модными РэйБэнами. Затворы зеркалок многократно щелкают, делая очередные неотразимые фото "с солнцем на ладошке". Запоздавший катер с туристами прибывает в порт, и одноногий капитан с повязкой через глаз и попугаем на плече, вставляя через каждое слово мат, отдает команду юнге, чтобы тот убрал мотор японской фирмы Honda в трюм.

   Решено... Оставаться в Копакабане невозможно. Что-то толкает меня дальше, в глубь озера... Время уже 18.30 и никаких совместных лодок на остров Солнца отправляться не будет. Хожу по берегу и ищу отважного капитана, у которого хватит ветра в парусе отправиться в путь немедля... Но время отважных капитанов и одноногих пиратов прошло, как и время бессмысленных и красивых поступков. Мы договариваемся о цене со штурманом небольшого судна. Торгуемся. В конце концов решение принято и мы выдвигаемся в сторону Isla del Sol.


  Катерок небольшой. Из каюты окна выходят на нос лодки. Окна то и дело покрываются брызгами черного озера... Они переливаются на фоне оранжево-золотого заката. Сидя в каюте и смотря в горизонт ощущаешь себя очень УЮТНО. УЮТНО и еще раз УЮТНО. Это не то же самое, что сидеть дома  на диване и чувствовать себя уютно. Это совсем не то же самое. Здесь ты в самой середине приключения, и при этом тебе комфортно... не комфортно... УЮТНО. Что же я такое делаю... моя лодка мчится со скоростью... нет! сверх скорости света! по волнам самого высокого озера на свете, а я сижу в каюте и рассуждаю про диваны! Что я - с ума сошел чтоли? Наружу!!! Стоять на палубе и ловить ветер!!! Глаза будут слезиться, обгоревшее лицо еще больше обсохнет, а я буду все также стоять, смотреть вперед и понимать, что сегодня я по-настоящему счастливый...

 



   Остров Солнца по форме представляет собой ... амебу, то есть ничего определенного он из себя не представляет. Существует два основных порта, возле которых в гору выросли два поселка. Машин на острове нет, электричество с перебоями. Основным транспортом являются ослики и ламы. Дороги чаще всего высечены в камне. По одной из таких дорог мне предстоит взбираться, чтобы найти ночлег на вершине острова. Снаряженный разряжающимся фонариком телефона и моим вечным внутренним двигателем под названием "А тебе слабо?" я начинаю карабкаться наверх. Вокруг ни души, только камни и тропинка. Вместо тех двух портов, мой штурман высаживает меня в третьем - на безлюдной и необжитой стороне острова. От недостатка кислорода, кровь бешенно пульсирует в висках, появляется одышка. Сажусь на булыжник перевести дыхание... Поднимаю взгляд наверх и очарованно замираю... Какое небо... Просто усеянно звездами. Причем не просто звездами - огромными звездами. Смотрю не отрываясь. Перевожу взгляд на берег Копакабаны. Город переливается красно-желтыми огнями
Наверное, грингосы сейчас устраиваются поудобнее в креслах и кроватях, в то время как я, словно бесстрашный Беар Грилс, покоряю необитаемый остров. Гордость за себя дает приток новых сил. Я встаю и продолжаю свой путь.
 
   Через час я оказываюсь на вершине острова. На улице пусто. В парочке ресторанов видны туристы. Но их количество здесь неизмеримо мало по сравнению с Копой. Прохожу мимо них. Любопытные гринго бросают взгляды на ночного покорителя острова. Мне нет до них дела и знакомиться ни с кем не хочется. Шагаю дальше и натыкаюсь на небольшой мотель. Спрашиваю хозяйку, можно ли переночевать. Положительно. Оказываюсь в комнате с двумя кроватями, холодным полом и душем с режимами "Зима-Лето". Принимаю душ и иду ужинать в соседний ресторанчик. Убранство заведения более чем скромное. За соседними столиками сидят парочка американцев, аргентинцы и, кажется, испанцы. Американцы как обычно громко и эмоционально что-то обсуждают, в то время как пара из Аргентины сладко воркует на своем диалекте. Я очень устал за этот день - заказываю форель (блюдо здесь традиционное) и бокал белого вина. За окном внизу бьется холодное, никогда не спящее озеро. Но так как комнату изнутри освещает дюжина восковых свечей, блики отражаются в стекле, и за окном практически ничего не видно. Я заканчиваю свой ужин, допиваю вино...  Расплачиваюсь и сонно иду в сторону своего ночлега. Спать ложусь очень рано. Уснуть получается не сразу. Кровь все также продолжает стучать в висках. 4000 километров над уровнем моря делают свое дело. Засыпаю.

  Просыпаюсь от сигнала будильника. 5.00. Ну да, хотел же увидеть рассвет, так расхваливаемый моей преподаватильницей испанского. Но за окном все еще светит луна и я решаю поспать еще... Вообще я все больше начинаю понимать себя. Я знаю точно, чтО в жизни мне нравится наверняка - выспаться... Так и в этот раз природная потребность берет свое и рассвет я благополучно встречаю в постели.

   Наконец то я выбираюсь из сонного плена. На часах 9.00. Самое время для завтрака. Хозяйка любезно готовит мне яишницу с чаем из листьев коки. Я уже знаю, что это не поможет, но приличия ради, исполняю обряд достопочтенного гринго. Итак, самое время погулять по острову.

 
   Мой хостел расположился прямо у подножия еще одной горы. Я начинаю взбираться на нее, делая множество фотографий с помощью "тилт-объектива". На вершине находится что-то на подобии укрепления. С его крыши открывается вид на весь остров и озеро. Вид непередаваемый. Озеро где-то внизу под тобой и оно огромное. За озером горы, над которыми вьются набухшие снежные мешки облаков. А над облаками - горы еще выше. И я в середине всей это кухни... в середине этой бесконечности...

 








  Спускаясь с горы, забираю мои вещи из хостеля и прощаюсь с моей хозяйкой. Она мне объясняет, как добраться до руин и при этом поймать лодку до Копы. Я благодарю ее и направляюсь сторону заброшенного города. Погода солнечная и становится жарко. Дорога лежит по одному из склонов острова, через эвкалиптовый лес. Сладкий аромат эвкалипта пьянит... Непонятно для чего срываю пару листьев и засовываю их в рюкзак. Шагаю по склону дальше. Вижу как внизу в порту туристы толпой загружаются в одну из лодок и готовятся отправиться назад на материк. Я улыбаюсь и продолжаю шагать.



 
   Побродив по руинам, я ловлю лодку и довольный возвращаюсь в Копу. Сегодня вечером меня ждет самолет в реальную жизнь. А пока впереди три часа езды в автобусе, пара альбомов The Hoosiers, Земфиры и Cajun Dance Party, несколько смс'ок милым седрцу людям и озеро, которое навсегда останется в памяти.

среда, 20 июля 2011 г.

Побег из Санта Круза или как почувствовать себя песчинкой (часть первая)

  Это мой первый блог и первое сообщение в нем. Хочу чтобы Ты, мой любимый читатель, был доволен. Почему я пишу и хочу чтобы Ты, мой друг, читал? Потому что хочу поделиться с тобой тем, что имею! Надеюсь, что Ты, мой благородный товарищ, станешь моим верным читателем и мы оба вынесем что-то полезное из этого общения! Пощажу же твое драгоценное время и не буду растекаться мыслями.

  Итак, мне 23 года и я застрял на Южноамериканском континенте, в стране под названием Боливия. Вот уже как 3 месяца я живу в городе Санта Круз де ла Сьерра. Работаю тут в Боливийском подразделении одной нефте-газо- сервисной компании. Жизнь моя представляется мне "длинной" боливийской зеброй. С одной стороны "белые" дни, проведенные в черте 8го кольца Санта Круза, и ночи, "проспанные" в номере отеля, ставшем за это время родным домом. С другой же стороны череда "темно темно серых" дней, проведенных где-то на буровой в джунглях с дикой сыростью, громадными уродливыми бабочками повсюду и жуками исполинских размеров, пытающимися переползти из известного только им одним пункта А в пункт Б и так нещадно топтаных дружной буровой бригадой. И только в полночь, идя с буровой в сторону жилого городка по желто-рыжей глинистой дороге и порой спотыкаясь о предательские булыжники, ты вставляешь свои белые наушники и включаешь песню, которая напоминает тебе о том, чего ты помнить просто ФИ-ЗИ-ЧЕС-КИ не можешь - о свободе где то в глубине Америки...(видео)

   Минуло 3 месяца, и замечательный город СК с населением 1.5 млн человек так надоел своим постоянством и обыденностью дней, что в качестве спасения я решил предпринять побег в Ла Паз - столицу Боливии. Собирался недолго - прихватил с собой самое необходимое, камеру, зубную щетку... и француженку за компанию. И вот уже сладкое ожидание объявления рейса в аэропорту.

   Аэропорт - думаю уже в тысяче фильмов, книг и песен упоминалось, насколько особенное это место. Для людей, ценящих в жизни сладкое чувство ожидания чего-то нового, это наверняка, один из их коленопреклонческих тотемов. Сложно передать свои ощущения от полета, но я все же попробую. Ждать своего вылета - это как начинать жизнь с нового листа, выбрасывать все ненужное из головы и так легко на крыльях белой птицы в многокилометровой прохладе нестись в свой пункт Б. Это как будто становиться другим, уткнувшись лбом в запотевшее окно иллюминатора и смотря на удаляющиеся огни кольцевых дорог, слушая что-нибудь наподобие этого... 

High up in the sky, in the colorful life...